Главная Физика Аксиоматизация и вера в науке: право на истину академических кафедр

О проблеме аксиоматизации наук

Начало 20 века ознаменовалось бурным развитием и прорывными успехами математики. На Втором Международном математическом конгрессе в 1900 году в Париже Д. Гильберт ставит задачу аксиоматизации не только математических дисциплин, но и всего естествознания (6-я проблема Гильберта), пишет Альтернативная наука.

Аксомы в науке и принцип неопределенности Гёделя 

Аксиоматизация наук предполагала построение для каждой науки своей системы аксиом, из которой бы следовали все её научные утверждения в виде доказанных теорем. Он, как и А. Эйнштейн, приступил к решению этой проблемы в области физики.

Но Эйнштейн его опередил. В 1915 году немецкий физик представил Берлинской академии свою работу “Об общей теории относительности”.

В свою очередь, Д. Гильберт 20 ноября передал Королевскому научному обществу в Гёттингене свою первую заметку “Основания физики”.

Дальнейшее развитие событий показало, что это тупиковый путь. В том же 1915-м Л.Лёвенгейм доказал, а в 1920 г Т. Скулем обобщил теорему о том, что никакая аксиоматическая система не может быть категорична. Имеется в виду утверждение, что как бы тщательно ни формулировалась система аксиом, всегда найдётся интерпретация, совершенно не похожая на ту, ради которой эта система проектировалась (теорема Лёвенгейма-Скулема).

В 1931 г К. Гёдель доказал ряд теорем о неполноте. Согласно им, в любой аксиоматической рекурсивной системе существуют утверждения, истинность которых нельзя ни доказать, ни опровергнуть, опираясь лишь на её исходные аксиомы.

Эти теоремы похоронили идею Д. Гильберта об аксиоматизации наук, и превратили теории А. Эйнштейна и самого Гильберта в яркий, но бесполезный для науки пример изобретательности человеческого гения и псевдовсесилия математики в решении человеческих проблем познания.

Однако неопределенность теорем К. Гёделя, о том, что полученные результаты нельзя ни доказать, ни опровергнуть, оставляет надежду обойти эту трудность в будущем и сохранить красоту новой математики и полезность самой теории относительности.

Поэтому работы в этом направлении не остановились. Они ведутся и сейчас, и даже стали мэйнстримом последних лет, модной парадигмой своего рода Евангелием современности. Веру в науке никто не преодолел.

Что такое религия?

Доминирование «парадигм» и «аксиоматического», проще говоря, религиозного способа мышления определяет основу научной картины мира, правда, в стенах академических кафедр. Которые остались верными схоластическому восприятию физической реальности. Наука же делается зависящими от воли «академий» людьми, естественно, в интересах «всего человечества» и «истины» в целом.

Как выглядит научное сообщество?

Власть в ее повседневном восприятии всегда строилась на 2-х китах:

  • 1) жизнь, как явление, требует постоянного воспроизводства определенных, так называемых, жизненно важных, природно ограниченных ресурсов;
  • 2) цивилизационный путь неотделим от ресурсов, которые сами по себе в природе не существуют, а появляются как продукт трудовой активности людей.

Это означает, что кто-то должен всем этим управлять. Главным менеджером доминирующий класс назначил Бога. Он якобы всё создал, ну и пусть за всё отвечает.

Себе они оставили роль поскромней: служителей воли божией.

Так родилось жречество и религии, безбоязненно паразитирующие на организме социума, прикрываясь символическим, а затем уже вполне финансовым, посредничеством между личным долгом и «волей божией». Связь с богом установилась на века.

Другая часть лукавых взвалила на свои плечи обязанность руководить чисто земными делами: производством цивилизационных ресурсов и распределением их потребления.

В результате появилась элита. Она-то и взяла на вооружение современную парадигму, которая как бы подтверждает существование Всемирного разума - бога, акт рождения Вселенной в момент Большого взрыва, расширение видимого пространства, наличие времени как объективной реальности. Ну и прочую аксиоматику, не требующей объективной доказательной базы.

Но при этом Людям была дарована свобода воли. По крайней мере, в христианском восприятии мира. И то не всем, чтоб возникло сравнение как универсальный метод как физической, так и научной жизни.

Темная материя, темная энергия, эфир и прочие "аксиомы"

Но вот в чем парадокс: теологический и научный мир «вдруг» совпали.

Астрономическая лаборатория Virgo призвана искать гравитационные волны

Нам обяснили: современная Вселенная, по большому счету, представляет собой замкнутый, конечный и умирающий мир.

Сейчас она якобы горячая и расширяется, потом она остынет. Наступит этап стационарной стабильности, а затем - сжатие до состояния сингулярности (что это за состояние - никто, кроме создателя, не знает).

Ключевой момент в этих рассуждениях - ограниченность любых систем.

Развитие определяется запасом первоначально полученной энергии. Вот и люди живут по этим законам. Живет тот, кто имеет доступ к жизненно значимым ресурсам.

Следовательно, люди должны конкурировать между собой за доступ к ограниченному благу. Чтобы выжить, им нужно объединяться в коалиции, где каждому отведена своя роль, общественный маневр.

Но упростить жизнь, как и отказаться от веры в науке, невозможно. Кпоэтому «возникают» темная материя, темная энергия, эфир. Суть не важно. Важно то, что это субстанциональность, неизменная со времен Томаса Аквинского.

А вместе с ней — система организации и управления научными сообществами, институтами, кафедрами.

Правда, карающая роль инквизиции со временем иссякла, на ее место пришли разноплановые «академии наук». С вполне себе легитимным правом на обладание истины. Методы изменились. Политический институт остался.

А теперь давайте попытаемся убрать эфир, темную материю, темную, энергию, Большой Взрыв, расширение вселенной.

Оказывается, мир многократно усложняется. Возникают множества противоречий, парадоксов, загадок, спекуляций.

А чтобы их не было — противоречий и парадоксов — лучше придумать физические дополнения, написанные математическими формулами, но в принципе не выявляемые в любой реальности. Так проще и комфортнее. Думать не нужно. И признавать ошибки в академических расчетах. Наука не ошибается!

А что же делать с общей теорией относительности и квантовой механикой? Всё это время они служили только научно-бюрократическим паразитам, обосновывая необходимость их существования.

Ведь это страх адский — переписать 90% всех учебников, научных программ, всевозможных «доктрин» и «парадигм». И кафедр можно лишиться, с их лабораториями и коммерческими заказами. Денег-то сколько!