Главная История Каменные сооружения Древней Эритреи. Проблемы интерпретации

О «мегалитических элементах» сооружений Древней Эритреи

Осмысление социальных отношений через монументальные сооружения - ключевой аспект археологических исследований. Присутствие основательных гробниц и ритуальных сооружений помогает реконструировать социальные ландшафты и культурные практики исследуемой эпохи, пишет Альтернативная наука.

Такие исследования ценны описанием средств существования, домашней экономики и мобильности населения.

Грандиозные, мегалитические сооружения также являются топологическими феноменами: они определяют пространства социального включения и исключения, крупномасштабные обмены, уровень концентрации ресурсов, социальные маркеры.

Северный Африканский Рог - это место пересечения основных дорог древности, где непрерывная культурная история определяется динамизмом прошлого региона. Географический охват включает эритрейско-суданские низменности на севере и западе, Денакильскую впадину на востоке, Красное море на северо-востоке, Эритрейское нагорье, а также прилегающие равнины, ограниченные рекой Текеззе.

О включении этих экозон в узел основных торговых путей свидетельствуют отпечатки развития ранних сложных обществ в «доевропйский» период.

Эритрейский контекст охватывает мега-каменные сооружения, распространенные на большей части западной низменности и Денакильской впадины Эритреи, а также связывает их с аналогичными свидетельствами с прилегающим Аравийском полуостровом.

Западные низменности Эритреи и впадина Денакиль, как известно, имеют долгую гуманитарную историю. Хотя эти регионы кажутся не очень перспективными для изучения доисторической археологии.

Что не так с мегалитами Эритреи?

Однако при ближайшем рассмотрении даже нетренированный глаз может увидеть многочисленные россыпи погребальных тумулусов и другие свидетельства человеческой деятельности. Появление региональных церемониальных центров, а также каменных кругов становится важным для понимания закономерностей развития региона.

Предварительные археологические исследования показывают, что каменные памятники и тумулы выполняли символическую функцию. Основной целью эволюции этих сооружений и связанных с ними культурных проявлений служил акт поминовения усопших, пространство воспринималось как священный объект.

Кроме того, если мы описываем феномен социальной памяти, тогда мы должны признавать определенный уровень политической организации. Создание памятников и соответствующих могил/символических центров, по сути, является "строительством родоввх капищ", которые сегментировали общества западных низменностей и Денакильской впадины. И в то же время привязывали людей к пространству и земле, - таким образом конструировалась «родина».

Территориальность обозначается путем установки памятника, а пространственное разграничение символически связывает общество через представление о предках и общей с ними истории. Таким образом возникает общинная идентичность.

 

Но как связать деревни и мегалитические сооружения? И здесь важен технологический, а не только символический контекст. Дело в том, что возведение сооружений осуществлялось на большом расстоянии от места их добычи. Считается, что строительные работы велись поколениями, однако это как раз тот случай, когда невозможно доказать ни время начала строительных работ, ни временную протяженность этих самих работ.

В принципе, можно выдвинуть ряд гипотез о генезисе мегалитических элементов, включая маркировку пространства и рост демографии. Что, кстати говоря, сомнительно, учитывая физические нагрузки строителей и требования организованной миграции «лишних» рабочих рук.

Вместе с тем монументальные элементы могут быть поняты в соответствии с социальной сложностью, возникшей после заселения эритрейско-суданской пограничной территории пастушескими группами Гаш в конце третьего тысячелетия до нашей эры.

Наскальные рисунки горбатого и безгорбого скота подтверждают возникновение пастушеской экономики в конце этого периода. Социальное и географическое родство Агордата с местами вдоль Нила также указывает на египетское влияние, но оно, скорее, было имитационным и получило иное символическое значение по сравнению с плато Гиза.

 

Наличие многочисленных тумулов в западных низменностях указывает на сложность обществ, а большие курганы свидетельствуют не только о плотности населения, но и об эволюции моделей погребения.

Круговые структуры, интерпретируемые как маркировка пастушеских маршрутов, говорят о связи с ландшафтом и символически обозначают социальную организацию экономики.

Аналогичным образом, признаки материальной культуры, в которой доминирует обсидиан, свидетельствуют о наличии поселений, занятых межрегиональной торговлей.

В целом, природа мегалитических элементов в западных низменностях Эритреи и Денакильской впадине трактуются в свете имеющихся региональных данных на фоне отсутствия прямых хронологий из мест захоронений.

Ссылки на объекты в Эритрео-Суданских низменностях и Аравийской Тихаме объединяются в в попытке провести некие параллели с уже исследованными сооружениями, но пока безуспешно.

 

При этом "мегалиты" искусственно увязываются с геологическими событиями эпохи голоцена, включая климатические изменения, подъем пастушеского образа жизни, сельскохозяйственное производство, а также межрегиональные обмены с участием физиографических ниш на севере Африканского Рога и соседней Аравийской Тихамы. В итоге получается дикая смесь, которую не могут разгрести ни археологи, ни геологи, ни другие исследователи.

Мегалитические структуры Эритреи также прописываются в региональные контексты. При этом указывается, что местные культуры состоят из разных «элементов», относящихся к различным экологическим зонам, - эритрейско-суданскому пограничью и Аравийской Тихаме, соответственно.

Где в этой истории сама история, география и социальные структуры — не совсем понятно.