Главная История Как отношение к оружию трансформировало социобиологическую среду вокруг человека

От weapons до arms: антропологическая альтернатива

Человек за всю свою историю продуктивно создавал только две вещи: собственный комфорт и оружие. Первый необходим для продолжения существования, второе — для защиты избранных, для которых признается право на существование в будущем.

Комфорт эволюционировал от способности разводить огонь до строительства смарт-сити и даже городов-садов, сложнейших технологических проектов.

То же самое касается и оружия: от специально обработанного камня или палки до беспилотника, от войны за теплое место у костра до борьбы отдельных народов за свое будущее. ТТолько потому, что другой народ — в силу своей исторической и антропологической ущербности — вправе решать, кого и на какой территории оставить в живых. Или потому, что они «другие», не входят в состав «сильной» стаи.

Комфорт, в свою очередь, служил и служит определением некоего социального статуса, позволяющего производить комфортные для репродукции вещи. Известно, что рождаемость в менее развитых странах на много превышает смертность, тогда как рождение ребенка в цивилизованной стране — это привилегия, награда за финансовое и социальное благополучие.

Что вполне объяснимо: в бедных, «выживающих» обществах необходима бесплатная рабочая сила, безукоризненно готовая к тяжелому физическому труду. Иначе не выжить — да и детская смертность в таких государствах достигает неимоверно высоких показателей.

А вот в богатых странах нужны специалисты, эксперты, профессионалы. Это капитал, который воспитывается, учится, тренируется. В него вкладываются деньги, знания, моральные категории. Иначе он не сможет уже самостоятельно производить комфорт.

В свою очередь, оружие призвано выполнять двойственную роль. С одной стороны, защищать избранных, о чем сказано выше, а с другой — производить добавочный комфорт. Благодаря грубой физической силе, разумеется.

 

Тут две разные стратегии выживания: первая предполагает сосуществования с «другими», тогда как вторая модель указывает на необходимость навязывания собственной «пещеры» вражескому племени. Причем «вражеское» оно не потому, что кому-либо угрожает уничтожением, а потому, что оно «другое». И в той, другой пещере более комфортно: огонь, шкуры, чаши с кипяченной водой, здоровые самки в конце концов.

Со временем менялись технологии, жизнь усложнялась, рождались и умирали боги. Однако стратегии остались неизменными: поменялась лишь морального начинка внутри социального пирога.

Кроме того, не забываем: чем дальше мы уходили от наших обезьяних предков, тем более физически слабыми мы становились. Нужны были компенсаторы, нивелирующие антропологическую ущербность. И этим «компенсатором» стало оружие, вплоть до ракет и беспилотников.

До комфорта дорасти еще надо. Вот в чем штука. Оружие — это более простой, но эффективный способ присвоить чужое благополучие. Что мы и наблюдаем.

 

Однако есть одна проблема: однажды наступает момент, когда компенсаторы не срабатывают. Когда комфорта на столько много, что он требует дополнительного распределения, реализации. На соседние пещеры. Или когда завоеванное вмиг решает все материальные проблемы, но диктует логику легкой добычи: без собственного производства, без способности создавать отличный от физической природы мир, комфорт исчезает.

И тогда возникает конфликт внутри одной пещеры. А вместе с тем необходимость согласованного (то есть социального) посредника между стратегиями «комфорта» и «оружия».

Таким образом появляется политика, потом власть и государство. То есть некий силовой механизм, позволяющий без оружия (для «своих») и с оружием (для «чужих») перераспределять «лишний» комфорт.

Человеческая антропология все более отделялась от естественно-биологических форм...

Альтернативная наука представляет лекцию кандидата социологических наук, профессора, декана факультета социальных наук МВШСЭН, декана Философско-социологического факультета Института общественных наук РАНХиГС Виктора Вахштайна