Меню

Моноцентрическая и полицентрическая гипотезы происхождения человека

В тот период, когда проблема происхождения современного человека еще не привлекла к себе специального внимания и считалось само собой разумеющимся, что человек разумный возник в процессе постепенной эволюции из форм ему подобных, прямолинейно решалась и проблема центра возникновения Homo sapiens.

Предполагалось, что он возник на сравнительно небольшой территории, в качестве конкретного места возникновения назывались самые разнообразные области. Общим для всех точек зрения было признание небольшой протяженности прародины современного человека, почему их и можно объединить в рамках единой гипотезы узкого моноцентризма. Такая гипотеза сводила на нет, или почти на нет, роль смешения и обмена техническими достижениями, противоречила она и эволюционным принципам - изолированные группы редко бывают родоначальниками новых видов - убиквистов, то есть видов, расселенных по всей земной поверхности, каким является современный человек. Первым пробил брешь в этих традиционных представлениях Ф. Вайденрайх в докладе, сделанном в Стокгольме в 1938 г. на II Международном конгрессе антропологических и этнографических наук.

Позже он дополнительно аргументировал свою гипотезу в целом ряде фундаментальных трудов. Она названа была им полицентрической, так как постулировала независимое возникновение современного человека в нескольких центрах. Ф. Вайденрайх насчитал их четыре по числу выделенных им современных рас - в Юго-Восточной Азии, в Восточной Азии, в Африке и в Европе.

Первый центр послужил зоной формирования австралоидов, второй - монголоидов, третий - негроидов и, наконец, последний, четвертый - европеоидов. Исходными формами для австралоидов были яванские питекантропы, для монголоидов - синантропы, для негроидов - африканские неандертальцы и для европеоидов - европейские неандертальцы. В каждом отдельном случае генетическая связь тех или иных древних форм с соответствующими современными расами аргументировалась Ф. Вайденрайхом с помощью морфологических сопоставлений: австралоидов сближал с яванскими питекантропами сагиттальный валик черепной коробки (на черепах современных австралийцев эта особенность действительно встречается чаще, чем у представителей остальных рас), монголоиды похожи на синантропа уплощенным лицом и лопатообразными резцами, для европеоидов, как и для европейских неандертальцев, характерны ортогнатный, или мало выступающий вперед, профиль лицевого скелета и сильно выступающие носовые кости.

Карта распределения мировых рас

Только для негроидов такое морфологическое сближение с ископаемыми формами встречается с трудностями, так как единственный череп африканского неандертальца с сохранившимся лицевым скелетом, известный в то время, а именно череп из Брокен-Хилл, отличается крайней ортогнатностью, чем он напоминает скорее европеоидов, а не негроидов. Но ширина грушевидного отверстия у него, во всяком случае, большая, что свидетельствует о широконосости - существенной особенности негроидной расы.

Полицентрическая гипотеза Ф. Вайденрайха, широко и интересно аргументированная и поддержанная выдающимся авторитетом ее автора, вызвала значительный резонанс и повлекла за собой разработку под этим углом зрения многих частных тем. Была опубликована в 1962 г. и общая ревизия новых, накопившихся после Ф. Вайденрайха фактов, свидетельствующих в пользу полицентризма. Они привели автора ревизии К. Куна к гипотезе пяти независимых центров возникновения современного человека.

Он выделил на территории Африки два центра вместо одного. Выделенные пять рас возведены им в ранг подвидов, а генезис их уведен в глубокую древность - до нижнего палеолита и особых для каждой расы отдельных групп питекантропов. Эта часть гипотезы К. Куна была подвергнута достаточно резкой и во многом справедливой критике. Через некоторое время после публикации полицентрических работ Ф. Вайденрайха моноцентрическая гипотеза была возрождена Я.Я. Рогинским в форме гипотезы широкого моноцентризма. Я.Я. Рогинский отказался от узкого моноцентризма и аргументировал положение о том, что трансформация палеоантропа в человека современного вида могла осуществиться только на достаточно обширной территории. В этом процессе огромное значение должны были играть смешение между отдельными популяциями и вызываемые этим явления (генетическое разнообразие, гетерозис, или повышенное развитие метисов, расширение круга брачных связей и т.д.), что невозможно или малодейственно в пределах небольшой изолированной зоны.

Поиск этой зоны Я.Я. Рогинский построил на морфологической аргументации. Он статистически, по большому числу признаков сопоставил современные расы с ископаемыми формами и пришел к выводу, что между ними нет специфического сходства, которое можно было бы истолковать как свидетельство тесного генетического родства. У ископаемых форм были отмечены морфологические особенности, отсутствующие у связанных с ними, по Ф. Вайденрайху, современных рас. Размах изменчивости палеоантропов по многим важным признакам оказался больше, чем у современного человека.

Таким образом, из родословной человека были исключены все ископаемые формы, кроме палеоантропов группы Схул. Прогрессивная морфология этой группы неандертальцев сама по себе давала возможность сблизить именно их в первую очередь с современным человеком, в составе группы были обнаружены формы, сближенные Я.Я. Рогинским с современными расами - монголоидами, негроидами и европеоидами, наконец, центральное положение группы на территории ойкумены позволило ему предположительно очертить ту довольно обширную область, где произошло формирование Homo sapiens. Она включает Северную Африку, Восточное Средиземноморье, Кавказ и Среднюю Азию, Переднюю и Южную Азию. Гипотеза Я.Я. Рогинского также привлекла внимание своей стройностью и богатой аргументацией и была поддержана многими советскими исследователями. Но сразу же последовали и критические замечания.

Так, например, Г.Ф. Дебец указал в 1950 г., что характер перехода от эпохи мустье к верхнему палеолиту, отраженный в археологическом инвентаре, одинаков на тех территориях, которые не входили в очерченную Я.Я. Рогинским зону формирования человека разумного, например в Бирме, и на тех, которые входили, например, на юге Европы и в Передней Азии. Количество таких фактов, противоречащих гипотезе широкого моноцентризма и накопленных за последние два десятка лет, постепенно увеличивается.

В области морфологии - это показ специфики накопления частот лопатообразных резцов, характерных для монголоидов (аналогичная особенность, как мы помним, свойственна синантропу), находки черепов в пещерах Шанидар и Амуд, отличающихся достаточным числом примитивных признаков (между тем такие неандертальские формы были нехарактерны для этой области, по мнению Я.Я. Рогинского), находки остатков палеоантропов и их культуры в Восточной Азии (Я.Я. Рогинский считал существовавший 30-40 лет тому назад разрыв между нижним и верхним палеолитом в Восточной Азии доказательством отсутствия преемственной связи между синантропами и монголоидами). В области археологии было неоднократно доказано непосредственное происхождение многих вариантов верхнепалеолитической культуры от отдельных мустьерских, убедительно продемонстрирована преемственность культуры от среднего палеолита к верхнему на многих узколокальных территориях. Этим постулируется возможность многократного перехода от палеоантропов к человеку разумному - основа основ гипотезы полицентризма. Исходя из всех этих фактов, можно склониться к выводу о множественности центров появления человека разумного, о формировании разных его рас на основе различных групп ископаемых предков современного человека.

Острота дискуссии между сторонниками моноцентризма и полицентризма и во многом противоречащие друг другу теоретические установки, из которых исходят обе гипотезы, побудили искать решения проблемы на путях их объединения и какого-то компромиссного среднего подхода. А.А. Зубов в 1966 г., опираясь на одонтологические наблюдения, указал на возможность подразделения современного человечества на два обширных ствола, занимающие запад и восток ойкумены и различающиеся по вариациям одонтологических признаков, то есть признаков строения зубной системы.

В дальнейшем гипотеза развивалась, как по линии накопления и анализа одонтологических данных (Зубов, 1973), так и с помощью привлечения к ее обоснованию данных по расовой изменчивости в основных территориальных группах современного человечества (Cheboxarov N., Zoubov A., 1967). Можно было бы думать, что речь идет о двойном изначальном подразделении человечества, восходящем к эпохе, предшествовавшей появлению человека современного вида, то есть о какой-то своеобразной форме полицентризма, сводящей число центров формирования Homo sapiens к двум и могущей поэтому претендовать на название дицентризма. Во всяком случае, один из авторов гипотезы, Н.Н. Чебоксаров, в 1959 г. выступил со статьей, представившей содержательную аргументацию в пользу преемственности физического типа человека и развития культуры в Восточной Азии на протяжении всего палеолитического времени, начиная с нижнего палеолита. Однако А.А. Зубов специально разъяснил, что гипотеза, двух центров может быть совмещена с теорией моноцентризма (Зубов, 1977).

В этом заявлении можно было бы поспорить с определением моноцентризма как теории: ведь под теорией подразумевается что-то доказанное и установившееся, теперь же, как никогда, усилились критические замечания в адрес моноцентрической гипотезы, опирающиеся на новые как палеоантропологические, так и археологические факты. Но это, в сущности, мелочь. Возвращаясь к излагаемой гипотезе распада человечества на два ствола, отметим, что, развивая цитированную мысль, А.А. Зубов предложил датировать распад на два ствола эпохой после появления Homo sapiens и его расселения в пределах Африки и Евразии.

Три расы - монголоиды, негроиды и европеоиды, - которые он считает реально существующими, возникли позже, европеоиды и монголоиды выросли непосредственно из исходных двух стволов, негроиды образовались конвергентно на западе и на востоке ойкумены, в процессе освоения экваториального пояса, хотя, строго говоря, в соответствии с гипотезой моноцентризма Homo sapiens и произошел в субтропическом и тропическом поясе. Таким образом, рассмотренная гипотеза представляет собой своеобразный вариант моноцентрического подхода, модифицированного в применении к результатам одонтологических наблюдений.

Добавил:Всеволод Гордиенко Дата:2019-01-13 Раздел:Биология