Меню

Школьная докса, научная догма и власть научногог сообщества

Дискуссия между верующими учеными и атеистами продолжается и в настоящее время. Достаточно вспомнить бунт европейских биологов, выступивших с жесткой критикой академической системы в 2019-2020 годах. Как результат, половина ученых были уволены, другие перешли в иные научные проекты. Словом, дело аккуратно замяли, но проблема адекватности научного знания никуда не делась.

Но мы сейчас не про веру. Тут, как говорится, дело каждого. Человек персонально ля себя решает, к какому богу обращаться, какие обряды соблюдать. Проблема в самой науке и в бюрократическом формате производства академического знания, закрепленного в системе научных сообществ, национальных и международных академий, а также в обучающих конторах школьной модели.

Начнем по порядку. Школа-ВУЗ-лаборатории, программы, институты. Мы хотим, чтобы наши дети получили знания, сдали экзамены, обрели чудодейственную корочку и нашли нормальную, хорошо оплачиваемую работу. Естествено, мы им помогаем. Благо, интернет в этом отношении выполняет колоссальную технологическую работу, в том числе в области педагогики. Так, сайт решебник напрямую работает с учениками 4-11 класса.

Но есть вопрос. За последние 20 лет темпы роста наших знаний в области математики, физики, астрономии, биологии были на столько убедительны, что подвергли серьезной академической ревизии даже те области, которые считались наиболее догматическими: дарвинизм, происхождение и эволюция вселенной, микрофизика и квантовая механика. Объем фактологических данных, накопленных за это время, превышает массивы, которые сложились за предыдущие 5000 лет. Этот массив обработан, изучен и, естественно, порождает альтернативные теории и концепции. Альтернативные, потому что не согласуются с устоявшимися академическими объяснениями или напрямую противоречат парадигмам, оформленным в том числе стандартным, официальным путем. Тот же бунт антидарвинистов возник не на пустом месте: есть теория конструктуоров, общая теория относительности в эволюционистике, расширенный эволюционный синтез и многое другое. Не говоря уже о природе нуклеиновых кислотах и генах, о которых дядюшка Чарльз не имел никакого понятия.

Научное сообщество

Так вот, вопрос в том, что альтернативные теории не изучаются ни в школьной программе, ни в университете, где они проходят мимоходом, критическим фоном как «ненаучные». Впрочем, что такое «научность», каковы его критерии, определяет не столько научное сообщество, сколько бюрократы, заседающие в разного рода академических учреждениях. А в результате, наука в целом остается консервативной, схоластической; она работает в координатах устоявшейся доксы. хотя и требует диалога между старыми и новыми подходами. Андрей Жуков, который разрабатывает альтернативную историю Мезоамерики, справедливо замечает: должно уйти целое поколение ученых, чтобы поменялись хотя бы подходы к изучению уже «открытых» открытий.

Что же касается ВУЗов, то они работают по стандартам средневековых университетов, сложившимся в 13-16 века. Докса, схоластика, академическое знание, натаскивание на классификациях и верности отцам. В науке теоретический паттернализм прежде всего.

Любая научная работа должна удовлетворять трем критериям:

- вписываться в установленные заранее направления, соответствовать доктрине или парадигме;

- располагать значительным объемом ссылочной массы на признанные имена, иначе работу не признают;

- содержать открытие в рамках установленной доктрины.

Естественно, что если открытие или фактический материал противоречат принятому концептуальному подходу, то вся теория признается неверифицированной, ненаучной и «бредом». Иначе говоря, ученый теряет право называться ученым.

В свою очередь, академическое сообщество также работает по тем же средневековым лекалам. По сути, мы имеем дело со святой инквизицией, монополизирующей право на научную истину. Естественно, никаких костров и пыток. Но вот игнорирование научной среды, маргинализация и даже отсутствие публикаций, открытие своей школы и изгнание из среды ученых — вполне реальны. Примеров тому множество, а понятие справедливости в академических кругах столь туманно, что позволяет говорить о легитимности когнитивного насилия со стороны официальной бюрократии академий наук.

Французский философ Юлия Кристева несколько десятилетий назад предложила модель полилога, позволяющей выстраивать «горизонтальные» дискуссии между различными социальными группами. Тем самым убивать в себе раба в виде властных иерархий, четко указывающих, что можно думать, а что — нет.

Однако в условиях доминирования академий различного территориального уровня, полилог между школами и группами ученых явно невозможен. Взлет античной философии как раз произошел именно потому, что ни в Древней Греции, ни в Древнем Риме до определенного момента не было никаких академий. Но после того, как они устоялись и стали определяющими в процессе формирования вертикально-иерархических структур на месте разрушенного Александром Македонским полисного мира, античность стремительно покатилась к своему закату. Родилась догма, а вместе с ней уничтожено право на свободный поиск истины.

Добавил:Всеволод Гордиенко Дата:2020-09-17 Раздел:Новости